Статьи

Почему фантасты не предсказали интернет и сотовую связь? / Предсказано то, что нужно

Сергей Чекмаев / 12.01.2007 / 02:45
(121kb)

Стоит заговорить о предиктивности фантастики с прожженным скептиком, как сразу слышишь ироничное «Да ладно, сказки это все!». И попробуй только сослаться на Верна, Беляева или Кларка, предугадавших все наиболее заметные изобретения обеих НТР — от подводной лодки и геликоптера до орбитальных станций и геостационарных спутников. Скептик выслушает с ехидной ухмылкой и тут же выдаст неотразимый аргумент: «а почему же ваши фантасты не предсказали интернет и сотовую связь?»

Вроде бы аргумент сильный. Про полеты в Космос писали все кому не лень, а вот что до связи... Обычно ограничивались тем, что было, слегка корректируя: чуть более необычные радиостанции, «апгрейдированные» телефоны... В самом ли деле дар предвидения старой НФ оказался столь выборочным, что за экспедициями в туманность Андромеды фантасты проглядели Великую Информационную Революцию? Давайте разберемся.

(88kb)

В диких дебрях паутины

Интернет — в том виде, который доступен сегодня любому пользователю компьютера, КПК или мобильного телефона с WAP, — явление достаточно специфическое. В немалой степени потому, что большая часть информации в сети никем не проверяется и не контролируется. Каждый может вывесить свое видение политической ситуации, приватное фото кинозвезды, а то и новую Теорию Всего-и-Сразу. Благодаря поисковым машинам любая, даже самая бредовая или откровенно провокационная информация становится всеобщим достоянием. Непроверенные новости, факты и псевдонаучные теории разбредаются по сети, попадая, в конце концов, на страницы популярных блогов или новостных лент, а из них — и в официальную печать. В итоге пресловутая свобода слова оказывается свободной не только от контроля (что, конечно, неплохо), но и от любых форм ответственности.

Изначально задуманный как инструмент неограниченного доступа к любым данным, интернет медленно, но верно превращается в гигантский склад малополезного барахла. Если вам хотя бы раз приходилось искать что-либо посредством поисковых машин, вы знаете, каким утомительным может стать это занятие. Более половины ссылок вообще не имеют никакого отношения к нужному предмету. Конечно, алгоритмы поиска совершенствуются с каждым днем, но такими же темпами совершенствуются и технологии «ключевых слов», которыми владельцы сайтов стараются привлечь к себе максимальное количество посетителей. В итоге уже не первый год раздаются призывы отфильтровывать сомнительную информацию, а популярность сайтов с лентами узкоспециальных проверенных новостей растет день ото дня.

А теперь попробуем сравнить ситуацию «здесь и сейчас» с прогнозами фантастики «золотого» века. Рассмотрим всего лишь два примера, наиболее характерных, и — если бы речь шла не о выдуманных мирах — даже хрестоматийных.

БВИ братьев Стругацких — Большой Всепланетный Информаторий — впервые появился в повести «Жук в муравейнике». Принцип наполнения этой базы знаний человечества остается за кадром, однако кое-какие намеки в тексте все-таки имеются. Один из них весьма характерен: «Как известно, в БВИ содержатся только те сведения, которые человек хочет сообщить о себе сам». Впрочем, герой повести, воспользовавшись навыками и допусками сотрудника контрольной службы, смог накопать даже некоторое количество закрытой информации: «...потребовался весь мой опыт и вся моя, скажу не хвастаясь, сноровка в обращении с информационными каналами, чтобы получить те сведения, которые я получил». Выражаясь в современных нам терминах, Максим «Белый ферзь» Каммерер вполне обоснованно претендовал на звание неофициального чемпиона по поиску в интернете.

Но даже супердопуск сотрудника Комкон-2 не помог перешагнуть ограничения, налагаемые высочайшим в цивилизации Полдня (так принято называть цикл романов Стругацких, объединенных миром заглавной книги «Полдень, XXII век») уровнем секретности, — тайной личности.

(87kb)

Схожие функции исполняет Большая Академическая Машина из классической космооперной трилогии Сергея Снегова «Люди как боги». Это тоже всеземной архивариус, хранитель знаний, накопленных человечеством. Причем знаний проверенных и доказанных — не зря же в названии содержится параллель с высокой научной степенью. А для предположений, теорий, даже самых бредовых, существует Большая Универсальная Машина, наделенная способностью к системному анализу. Когда главный герой книги Эли Гамазин обдумывает идею превратить Землю в гигантский центр межгалактической связи, машина сразу же подхватывает пока еще сырые теоретические построения. Но стоит ему измыслить нечто неразумное с научной точки зрения, БУМ реагирует однозначно и безжалостно: «Чушь!». Причем герои Снегова отнюдь не выглядят рабами суперкомпьютеров, прекрасно представляя, что машины запрограммированы людьми на современном им уровне знаний. И как бы потом не совершенствовались базы данных, все равно суждения БУМ не смогут выйти за пределы науки. А значит, свойственная человеку интуиция и оверлогика — мышление поверх кривой — машине недоступны. Поэтому Эли не сдается, настаивает на своей теории и пусть не сразу, но все-таки добивается своего.

Кроме того, каждому — подчеркиваю, каждому (!) — жителю Земли и освоенных планет в БУМах выделена своя ячейка, названная Охранительницей. Она не только напомнит взять с собой плащ и зонтик, если ожидается дождь, но и перехватит управление авиеткой, случись подопечному излишне увлечься воздушным лихачеством. Своего рода электронный ангел-хранитель.

Разница в задачах видна невооруженным глазом. Информационные системы коммунистического будущего представлялись фантастам несколько иначе, чем современный нам интернет: в виде инфотек — универсальных хранилищ знаний с автоматизированным отсевом малополезной информации. Машины и Стругацких, и Снегова обрабатывали запросы самостоятельно, без посредников в виде поисковых систем. Наличие же нескольких уровней доступа можно, конечно, объяснить наследием тоталитарного мышления, но, по-моему, фантасты просто не сомневались, что в обществе светлого завтра трепетное отношение к тайне личности станет одной из ключевых парадигм.

У нас же подробности частной жизни, бредовые теории и заведомые новостные «утки» выкладываются без ограничений. Конечно, мне могут возразить, что любое знание — бесценно, да и не бывает к тому же абсолютно беспристрастного контроля. Но объем данных увеличивается с каждым годом, а человеческая жизнь коротка, так что надеяться усвоить всю поступающую информацию несколько наивно. К сожалению, в интернете ее уже накоплено столько, что количество превратилось отнюдь не в качество, а в помеху. Не зря же сеть иначе называют Всемирной Паутиной — в мешанине перекрестных ссылок пользователю запутаться легче, чем мухе — в паутине обычной.

Так как — по-прежнему будем утверждать, что фантасты сеть проморгали? Или согласимся, что и БВИ, и БАМ с БУМом — прообразы нынешнего интернета? А, дорогие наши скептики?

(122kb)

Гиперсвязь — оно, конечно, хорошо...

Ладно, твоя взяла, скажет скептик. Насчет интернета понятно — предсказали, молодцы. Но сотовую-то связь фантасты развитого социализма уж точно не описывали! И никакие радиофоны Казанцева или микрорадио Адамова тут за уши не притянешь. Сегодня мобильные телефоны доступны едва ли не каждому, а носимая связь у фантастов — непременный атрибут лишь сотрудников спецслужб или космонавтов. И принцип действия у всех устройств один — банальная радиосвязь, от приемника к передатчику и обратно, без посредства наземных базовых станций. Что, теоретик, съел?

Вот, например, в уже упоминавшейся повести Стругацких «Жук в муравейнике» главный герой Максим Каммерер, отправляясь на расследование, получает указания от непосредственного начальника: «Хорошо. Выясняй. Но только так, чтобы это не помешало выполнению главных вопросов. И не забудь надеть радиобраслет. Надень-ка его прямо сейчас, чтобы я это видел...»

Что ж, на первое съел. Действительно, герои старой НФ таскают в кармане или цепляют к уху радиоустройства исключительно в экстремальных ситуациях. Так было и у Адамова с Казанцевым, и у Стругацких, и даже у авторов позднесоветской «боевой» фантастики — Головачева, Михайлова, Гуляковского. С одной стороны, в космических экспедициях ничем иным и не воспользуешься: прямая радиосвязь была и остается самым надежным средством. Никто же не станет монтировать на чужой планете базовые станции GSM в расчете на прибытие в роуминг гостей из центра Галактики. Но ведь на Земле-то фантастам кто мог помешать эти вышки наставить, и всех героев мобильниками снабдить? Ан нет, не угадали: опять твоя взяла, дорогой скептик!

Но прежде чем торжествовать победу в споре, рассмотрим один вопрос, на первый взгляд не слишком пересекающийся с темой дискуссии. Попробуем сравнить векторы развития социалистической (и, раз уж речь идет о фантастике, — коммунистической) и западной техносфер. В многочисленных исследованиях принято называть прогресс в СССР веком моторов, а на Западе — информационной революцией.

Достаточно вспомнить слова одного из отцов-основателей компьютерного рынка: описывая сверхбыстрый, практически вертикальный прогресс сферы информационных технологий, он сказал, что если бы авиационная индустрия развивалась такими же темпами, то любой гражданин США мог бы позволить себе купить Боинг-747 в личное пользование. Притом что «одомашненный» аэробус на одной заправке горючего дважды облетал бы вокруг Земли.

На примере персональных компьютеров и сотовой связи аналитики суммируют общие направления развития рыночного общества — свободный доступ к информации, высокое качество бытовой сферы, личные блага. Все три вектора коммерчески оправданы: домашняя техника пользуется устойчивым спросом, так как она улучшает бытовые условия, а значит — повышает уровень жизни. За удобный и неограниченный доступ к данным (ПК, интернет и мобильная связь) люди также готовы платить, ибо это поможет им больше зарабатывать, а значит — оплачивать компьютеры помощнее, телефоны пофункциональнее и интернет порезвее. Персональный компьютер изначально создавался отнюдь не для игр или ведения семейной бухгалтерии. Многочисленным «белым воротничкам» нужен был домашний вариант рабочего места — home office. Ноутбуки превратили домашний офис в мобильный — теперь менеджер или брокер не терял контакта с трудовым процессом, где бы он ни находился, а рабочее место без проблем умещалось в небольшом дипломате. К тому же пейджеры, транковые системы, а позже — спутниковые и сотовые телефоны превратили в фикцию само понятие нерабочего времени: теперь нужный человек стал доступен практически всегда, причем по собственному желанию, ибо «выключить телефон — потерять клиента».

Векторы развития коммунистического общества были совсем другими. Первым делом — экспансия: научная, территориальная и энергетическая, потом — общественные блага, ибо незачем улучшать личный быт, если каждый гражданин может воспользоваться общедоступными, практически неограниченными ресурсами. И, конечно, то, о чем я уже говорил выше, — права личности и ответственность. Человек светлого будущего сознавал особую важность информационного пространства, и потому максимум его возможностей применял только в экстремальных ситуациях.

(60kb)

В романе Станислава Лема «Магелланово облако» мальчик по имени Пао прилетел с родителями в зоопарк посмотреть на настоящего коня. Но экскурсия затянулась, и дойти до коня семья не успела. Успокаивая расстроенного Пао, папа обещал ему, что коня можно увидеть и по телевизору. Но мальчик хотел погладить диковинного зверя и потому сбежал.

«...Свой наручный телеэкран, соединенный радиоволной с телеэкранами родителей, чтобы те всегда могли знать, где он находится, мальчик снял с руки и спрятал под кресло».

Главный герой с помощью своего телеэкрана включает режим «общий вызов» и произносит всего одну сакральную фразу: «Внимание! Человек в опасности!» На шестой секунде к нему подключаются телебраслеты практически всех жителей Планеты и Околоземья. Герой кратко излагает информацию о найденном мальчике, и почти сразу же получает ответ с трансляционных станций, которые пять часов назад приняли сообщение о пропаже ребенка.

В нашем понимании герой совершает циркулярный ввод информации, или, попросту говоря, спамит. А упомянутые станции, на мой взгляд, ничем не отличаются от сотовых ретрансляторов. Но каким бы большим ни казалось сходство технологий — различий все-таки больше. И в первую очередь, конечно, сама возможность глобального вызова с личного коммуникационного устройства. Недоступная нашим мобильникам отнюдь не из-за технического несовершенства — просто стоит ее разрешить, как телефоны потонут в SMS и голосовом спаме, политической рекламе и самолюбовании. Именно разрешить, а не ввести, — сама возможность существует, ведь надо же сотовым операторам как-то информировать нас о новых способах уменьшить баланс лицевого счета. Что, неужели вы никогда не получали сообщений типа «Пошли SMS 2222 на номер 3333 и получи шанс выиграть стильный чехол, иномарку или дом в Майами»?

А у Лема «общий вызов» используется отнюдь не для рекламы или бизнеса. Ситуация «Человек в опасности!» разом отменяет все ограничения, получив безусловный приоритет над сиюминутными делами и проблемами. В тексте вскользь упоминается, что на время экстремального режима пришлось даже прервать радиообмен между пилотом космического челнока и орбитальной станцией. Пример, понятно, несколько утрированный, но вполне характерный.

Энциклопедия «Миры братьев Стругацких» характеризирует радиобраслет из повести «Жук в муравейнике» абсолютно недвусмысленно: «радиотелефон в форме браслета». В нашем понимании — тот же самый мобильник. Но герой воспользовался им только во время серьезного расследования, то есть опять же в экстремальной ситуации. Причем не сразу, а в момент наивысшего напряжения, когда счет времени пошел на минуты.

Многочисленные супергерои Василия Головачева — все, как на подбор, профессионалы аварийных служб или безопасности — по ходу практически любого из романов оказываются руководителями крупных спасательных или разведывательных операций. И только попав под прессинг высочайшей ответственности, в момент, когда максимальная информированность жизненно необходима, они получают прямой доступ к универсальным системам поиска и связи. Прямой — в буквальном смысле: связь будущего по Головачеву транслирует сообщения прямо в мозг, а управляется мысленно.

Вот вам и ответ, уважаемый господин скептик. Сотовый телефон в утопии — нонсенс не потому, что творцы фантастического будущего до него не додумались. Человек коммунистического завтра (по мнению фантастов) в нем просто не нуждался. На рабочем месте он и так доступен в любой момент с помощью стационарных устройств, а для общения с друзьями дома стоял видеофон или что-нибудь в этом роде. А в редких ситуациях типа «уехал-на-природу-жена-волнуется» как раз и пригодились бы вышеописанные радиобраслеты. Но таскать их с собой постоянно в будущем никто и не думал. Это вам не жесткое рыночное время, когда непринятый звонок может обернуться потерей контракта на полмиллиона долларов. А зачем еще нужна постоянная доступность?

Но приницип-то был!

Я уже был почти готов согласиться, что принцип действия сотовой телефонии не был предугадан фантастами. Но вспомнил ключевое слово — «башни». И все сразу встало на свои места.

«Излучение башен предназначалось не для выродков. Оно действовало на нервную систему каждого человеческого существа этой планеты. Физиологический механизм воздействия известен не был, но суть этого воздействия сводилась к тому, что мозг облучаемого терял способность к критическому анализу действительности. Человек мыслящий превращался в человека верующего, причем верующего исступленно, фанатически, вопреки бьющей в глаза реальности. Человеку, находящемуся в поле излучения, можно было самыми элементарными средствами внушить все, что угодно, и он принимал внушаемое как светлую и единственную истину и готов был жить для нее, страдать за нее, умирать за нее».

Аркадий и Борис Стругацкие, «Обитаемый остров».

Да, сеть башен, полностью накрывающая территорию Страны Неизвестных Отцов, применялась не для связи, а для психогенного воздействия. Но! это была именно сеть сплошного покрытия, управляемая Центром. И транслировала она радиосигналы, модулируемые специальным образом. А что в качестве приемников этих сигналов выступали не мобильные терминалы, а живые люди, — это уже частности. Главное — сплошное радиопокрытие, управляемое центральным диспетчерским узлом. Хотели принцип — вот вам и принцип, господа скептики! И массовость — стопроцентная.

Так что не взорви неугомонный Каммерер Центр — еще не факт, что его не применили бы для связи.

Потому что принцип.

Что теперь предсказывать будем?

Уже сейчас число зарегистрированных абонентов сотовой связи перевалило за 2,5 миллиарда человек, а к 2010 году ожидается рост до 3,2 миллиарда. В одном только Китае — почти 450 миллионов пользователей. Наш мир меняется, и меняется необратимо. Тотальное распространение мобильных телефонов порождает новые, совершенно уникальные привычки. А значит — проблемы для одних производителей и сверхприбыли для других. Кое-что аналитикам удалось предсказать — например, многие специалисты прогнозируют скорую смерть рынка непрофессиональных фотоаппаратов, так называемых мыльниц. Камерофоны уже вполне подходят для любительской съемки, а для профессиональных нужд фотограф возьмет мощную зеркальную камеру с кучей сменных объективов и прочих вспышек.

Много копий сломано и о банковские платежи SMS-ками. С одной стороны, конечно, удобно платить за квартиру, газ и ОСАГО, отправив слово «ЖКХ» и нужную сумму в скобках. Но с другой стороны — куда в таком случае девать сонмище операционисток, менеджеров и охранников многочисленных банковских офисов? Одним только кредитованием сыт не будешь.

(82kb)

Грядущий кризис в китайской и тайваньской часовой промышленности мало кто предвидел каких-нибудь пять лет назад. «Одноразовые» электронные часы по доллару за горсть расходились, как горячие пирожки. Но стоило миру увлечься мобильной связью — и продажи дешевых часов резко пошли вниз. Да, их все еще покупают для детей, которым по возрасту не положен сотовый телефон. К тому же далеко не каждый житель Юго-Восточной Азии в состоянии приобрести мобильную трубку, пусть даже и самую дешевую. Но рынок сокращается, и довольно резко. Падают продажи и механических часов эконом-класса. Здоровенные командирские дуры с пуленепробиваемым стеклом или «ролексы»-«бреге» ценой в шестьдесят тысяч евро за штуку всегда найдут своего покупателя, а вот часы классом пониже тоже могут попасть в немилость. Придется швейцарцам производить больше сыра и шоколада.

Но, конечно, за кадром остался еще не один десяток примет нового — сотового — времени. Что-то ускользает от внимания аналитиков или пока еще не кажется серьезной проблемой. Но в любом случае от мира, где существуют Всепланетные информатории и радиобраслеты, мы ушли слишком далеко. И теперь уже, скорее всего, не вернемся.

Что ждет нас завтра? Поживем — увидим.

В тему
еще...
blog comments powered by Disqus
Обратная связь
Имя
E-mail
Сообщение:

Отправить